ФЭНДОМ


Кирилл Ковальджи

 

 

 


Неопознанная,

Непризнанная,

Но узнаваемая,

Родилась я капризная

В мае

И вспорхнула вороной белою

В ночь, с которой

Была я первою.

Нелюбимая,

Очень любимая,

Некрасивая,

Очень красивая,

Я парила,

Сливалась с небом!

Где вы были?

Там вас

Вовсе не было!

Раскованная, вызывающе восторженная – это Галина Богапеко? А щемящее элегическая, тихая –  это кто? Не она ли? Она:

Сегодня на древней даче

Я вспомнила старую быль

И плачу, от радости плачу,

И плачет со мной ковыль.

…В пространство другой параллели,

Куда уплывает жизнь,

Туда, где ночуют метели

Ночами, а утром бриз…

В наше прагматическое время редкая радость встретить человека, который живет интенсивной духовной жизнью и своей неуёмной энергией воздействует на нас.

Пожалуй, никогда еще у нас не было столько авторов. Спрашивается, как в этом половодье не потеряться читателю, да и самому поэту. Однако поэт, если  родился таковым, то у него своя правда. 

Имеются, я бы сказал, две крайности: поэты, для которых поиски новизны в искусстве приоритетны – например, в недавнее время – Пригов, Айги, Парщиков, а другие принимают стихотворную форму как способ выражения собственной личности. Полагаю, для нормального читателя вторые – интересней! У них достаточно открытости и смелости быть самими собой. К таким поэтам я отношу Галину Богапеко – она обладает редкой  широтой мировосприятия, она живет стихами, не может иначе, это и есть  форма ее щедрого существования.  

…Менялись эпохи, вожди, города,

Менялись и облики улиц вчерашних,

Менялись и звёзды, и флаги на башнях.

То чистое небо, а то в облаках…

Учились, работали – всё впопыхах.

И спорили мы о прошедших веках,

…О том, что в умах отголоски войн…

О вере своей и о вере чужой…

О том, что сегодня у всех на устах…

О том, что сейчас вызывает страх…

Галина Богапеко  живо откликается на самые разные жизненные явления (тематическое изобилие!) –  готова завоевать словом всё доступное ей пространство – порой  спонтанно – строит свою поэзию вольно. Как  в протяженности стихийно разрастается город – прогулки по такому городу то и дело дарят неожиданные запоминающиеся живописные места, в которых чувствуешь себя первооткрывателем.

А вдалеке виднеется церквушка –

Опрятная, как девица в венчанье,

Здесь осень пахнет смолянистой стружкой

И неизбывной, длительной печалью.

Картины сопровождаются элегией:

…На землю…

Туда, где работа – отрада  и зло,

Туда, где кому-то уже повезло,

Туда, где  в траве колокольчиков звон,

Туда, где «греховный» слышится стон,

Туда, где с конвертом летит аистёнок,

Туда, где рождается Божий ребёнок,

Туда, где под маской гуляет пророк,

Туда, где судьбой нам отмерен срок.

Открывая книгу Галины Богапеко, вы вступаете в город, где есть все – и пруды, и парки, и новостройки и тихие переулки, можно бродить наугад, а не по карте, так увлекательней, а если перевести метафору на обычный язык, то вы найдете и стихи о  городах и странах, о близком и дальнем, и о селе… Например:

Обрезанное небо –

Туман сидит на крыше

Избёнки, что не выше

Плешивой головы.

И петушиный гребень

Мелькает средь травы,

И слышится кудахтанье,

И пахнет свежим хлебом,

И дым спешит куда-то

из старенькой трубы…

Найдёте картины экзотической природы, найдёте  прямую гражданскую лирику (мне не могло не запомниться счастливая «расшифровка» строки Некрасова («Ты и убогая, ты и обильная, матушка Русь!») строки, вспыхнувшей новым смыслом: «Ты и у Бога я!», найдёте любовную лирику, почувствуете иронию («Когда хохочут вечера»), вникнете в философские миниатюры, обращения к любимым мастерам (Цветаевой, Пастернаку)  и просто посвящения друзьям-поэтам.

Может сложиться впечатление, что Галина Богапеко склонна брать высокие ноты, отдающие порой декламацией.

…Вселенной овеяна, светом разных светил.

Звёздный плащик накину я да на плечи твои,

Чтобы ты во Вселенной благодатью светил,

Благодатью Божьей, да на землю с небес!

Только будь осторожным в исполненье чудес!

Однако, устремляясь ввысь, она четко видит землю, ее взгляд выхватывает яркие полные смысла картинки из самой что ни на есть бытовой жизни и эти картинки наполняются эмоциональным и символическим смыслом. Например, стихи про юродивого ( бомжа?), который спал в саду и – «Как дети спят – рукав сосал,/Он видел рай во сне блаженном…» или, казалось бы, начинаются обычные лирические стихи о любви:

Избирательная память –

Ты остался молодым –

В тех годах! Сегодня там ведь

Дым костра и чувства дым…

И вдруг, как в кино – яркий зрительный кадр, образ сильнее слов:

…В твоей рубашке

Я у нашего огня…

Не удержусь еще от одной цитаты, верней от стихотворения (одного из редких для Галина Богапеко верлибров), в котором до самой последней строки всё кажется приземлено-обычным:

Я  для тебя  обрезала свои косички,

Я  для тебя припудрила носик,

Я  для тебя сменила сандалики на туфли,

Я для тебя…

А ты спешишь,

Ты в  поиске нашей первой встречи…

Эта последняя неожиданно драматическая  строка всё меняет. Надо ли объяснять?

Читая сборник, то подряд, то листая и раскачиваясь, как на волнах – неизменно чувствуешь главное: с тобой беседует (тебе открывается) добрый, щедрый, поэтически остро чувствующий человек – точнее сердце женщины. Женщины сильной и слабой, понятной и загадочной.

В песчаной пустыне под солнцем,

В пространстве огромном одна,

Стояла смешная девчонка,

Барханы считала она.

Но солнце палило нещадно,

И время в песок уходило,

Она не просила пощады,

Она миражи любила…

Кирилл Ковальджи